Про страхи у детей

Ольга Елисеева

Главная > Статьи > Про страхи у детей

Немного о себе, почему и когда решили стать психологом, много ли приходится работать с детьми, помогает ли вам это в жизни, есть ли свои дети?

Психология привлекала меня с детства, правда я тогда ещё не знала, что эта наука так называется. Мне нравилось рассуждать о том, как посоветовать людям вести себя в сложных ситуациях. Получив теоретические знания по психологии в университете, я пошла изучать метод гештальт-терапии. И уже в процессе обучения «для себя», осознала, что у меня отличные данные для работы с людьми и самое главное – меня такая работа вдохновляет и заряжает. С детьми работаю примерно с 6-7 летнего возраста. Иногда мамы готовы привести на консультацию 3-5 годовалых малышей, в этом возрасте большая часть проблем решается через коррекцию поведения мамы/папы, а не через коррекцию поведения самого ребенка. Да, дочка у меня есть, и знания, навыки, которые у меня есть, конечно помогают в сложных ситуациях.

По статистике, с какими проблемами больше всего родители приводят к вам детей? Т.е. проблемы современных детей.

Проблемы современных детей – это то, что беспокоит родителей. А последних, как правило, беспокоит то поведение детей, из-за которого им стыдно. Если ребенок падает в магазине в слезах из-за отказа в покупке очередной игрушки – это стыдно. С такой ситуацией могут обратиться. Соответственно все подобные запросы: истерики у ребенка, не логичное поведение, сложности во взаимоотношениях с братьями/сестрами.  А вот если ребенку не удается отстаивать свое мнение, или же он пассивен в играх с другими – это может совершенно не беспокоить родителей, ведь такой ребенок удобный.

Ещё хотела бы отметить две сложные и серьезные темы: тема выражения злости и тема насилия над ребенком. Дети ещё совсем не умеют справляться, удерживать и экологично выражать свой гнев. Родители пугаются неожиданных вспышек гнева, и запрещают злиться совсем. А это не верно. С темой насилия сложнее. Если насилие физическое и исходит от родителей, с такой историей ко мне дети не попадают, т.к. только родители могут привести малыша к психологу. А они по понятным причинам не хотят это афишировать. Так же очень много случаев сексуального насилия над детьми. Но, к сожалению, с этой проблемой ко мне приходят уже взрослые дети, т.к. жертвы такого насилия в детстве не обращаются за помощью даже к родителям.

Детские страхи: когда они появляются, в каком возрасте. Что это за страхи.

Чувство страха дано нам в первую очередь для самозащиты. Это чувство сигнализирует об опасности, которая возможно нам угрожает. Страхи ограничивают и не допускают в нашу жизнь опасность, таким образом, работают на продолжение жизни. Вы совершенно нормально воспринимаете свой страх высоты или чувство страха при переходе проезжей части, где двигаются автомобили. Но бывают страхи, которые мешают качественно жить и на приёме у психолога говорят именно о последних. Детские страхи для ребенка – реальны и совершенно очевидны. Детские страхи для взрослого – неудобное и забавное происшествие.

Первые страхи появляются в 5-6 месяцев, когда ребенок не хочет идти на руки, к малознакомым взрослым, плачет и протестует, если его берёт на руки незнакомый человек. Подобное поведение защищает малыша, хоть может быть не очень удобным для родителей. Далее могут быть ситуативные страхи: громкий звук, резкое движение, падение, боль, врачебное вмешательство. Обычно историю и развитие этих страхов с легкостью могут рассказать родители. Дальше, есть период страхов, когда ребенок научается фантазировать, а так как вокруг очень много предметов, помещений, процессов, ситуаций, которые неясны и непонятны малышу, то он дофантазирует что-то свое пугающее. Многие из этих страхов можно развеять грамотным обращением с реакцией страха ребенка.

Распространённый детский страх — боязнь темноты, что-то, кто-то вылезет из-под кровати-откуда такие страхи берутся, где корни?

Виной всему – бурная фантазия ребенка. Из темноты и правда может кто-то неожиданно появиться, но не из каждой темноты. В запертом доме, под кроватью явно не появиться неизвестный человек, зато точно может выползти паук. В темной комнате общественного здания – и правда может быть что-то опасное или неприятное. В темное время суток – может пугать и куст, и дерево, и неясные животные. По сути, подобные страхи основаны на отсутствии жизненного опыта. А вот от реакции родителей на проявление таких страхов зависит – закрепиться он или нет.

Меняются ли детские страхи в обществе? Например, раньше боялись бабайку, теперь Годзиллу? Влияние засилья гаджетов и современных аниме на страхи?

Суть страха, его предназначение и роль не меняется. Да, меняются формы страха, объекты, а вот суть – нет. Про бабайку дети узнают, как ни странно, от близких взрослых. Бабайкой называют какое-то мифическое нереальное существо. Для психики не важно, как называется страх «бабайка» или «Годзилла». Для психики важно, что он есть, и что делает окружение малыша, в момент его страха.

Страхи, о которых дети рассказывают или проявляют – не самые травмирующие. Травмирующие страхи как раз могут быть глубоко скрыты в душе малыша. Страх потери одного из родителей (умрет, уйдет, убьют), страх развода родителей, страх быть отвергнутым и не нужным родителям, страх того, что родители не родные, страх не нужности после рождения младшего брата/сестры.

Стали ли дети менее пугливы из-за того, что вокруг (ТВ, интернет, и т.д.) много насилия, много того, что раньше было запрещено к показу.

Из-за показа насилия – дети стали жестче, циничнее и изощрённее в выражении злости. Это очень печально и грустно осознавать. Но и мир изменился. Он стал быстрее, жестче, изменчивее. Такой мощный информационный поток несёт с собой каждый день боль и ужас: катастрофы, землетрясения, террористические акты, войны, взрывы. Живя здесь в Ростове – мы знаем в красках, что произошло в Бейруте. Это все находит отражение и в мультфильмах для детей, и в детских играх.

В таких условиях напряжения, скорости – дети точно тревожнее, как впрочем, и родители. Чем тревожнее родители проживают свою жизнь, тем тревожнее, и соответственно, пугливее ведёт себя ребенок.

Самые распространённые страхи современных детей?

Я бы разделила страхи на два вида: о которых родители знают и которые ребенок не произносит вслух. Распространенные озвученные страхи: врачебные манипуляции (уколы, осмотр горла, тела), страхи темноты, страхи животных (в основном собак), страхи не успеха. Скрытые страхи: страх потери родителя, страх отвержения, ощущение ненужности, страх «что меня не любят».

Как родители могут помочь ребёнку преодолеть страх, на каком-нибудь распространенном примере.

Работа со страхом кропотливая и требующая много терпения и выдержки. Важно соблюдать нехитрые правила поведения: без резких движений, без обесценивающих выражений («боится как девчонка», «трусишка», «нашла чего бояться»), давать достаточно времени ребенку на проживание страха (важно! о времени не судите по себе, судите по реакции ребенка), давать поддержку в виде информации (рассказать о предстоящей манипуляции без обмана), принятия пугающего факта (даже если Вам кажется это смешным, ребенок переживает на полном серьезе). Этого достаточно, чтобы страх не закрепился, и не мешал в будущем качеству жизни. Если же страх стал навязчивым, мешает жить всей семье – тогда не тяните, обращайтесь к специалисту вовремя.

Страхи подростков? Они же комплексы?

Основная проблема подростков в том, что они ещё не взрослые и уже не дети. Они зависают как бы в состоянии «между». Исходя из этой особенности периода, берут начало и страхи.

Задача подростка – найти общий язык со сверстниками, занять «своё» место в группе, наладить взаимоотношения с противоположным полом и отгородиться от своих родителей. Проблемы с описанными задачами – приводит к тем сложностям, которые обычно называют «комплексами». Тут и страх отвержения, и страх никчемности, и опасения в отношениях с родителями. Подростки часто страдают от родительского контроля и ограничений. Сталкиваются с таким феноменом как буллинг – травля в школе. И как я уже говорила выше – не всегда дети делятся своими страхами и сложными ситуациями в их жизни с родителями.

Плюс к этому периоду добавляются не решенные страхи из предыдущего периода развития, то есть из детства.

Как могут помочь родители, так же на примере самых распространенных, на ваш взгляд, комплексов-страхов.

Особенность возраста такова, что для подростка свой родитель не всегда авторитет. К сожалению. Это не про плохое воспитание, это не про отсутствие любви, а про естественный ход развития человека на данном этапе. Поэтому качественная помощь родителя – это не нотации на тему, как правильно и успешно жить, а оплата нескольких часов у психолога. Поверьте, это вложение окупиться сторицей, когда подросток станет совершеннолетним и продолжит свой путь.

Подростки очень пластичны, та работа, которая может у сформировавшейся личности занять 20-30 встреч, у подростка проходит за 5-6 встреч. А вовремя нерешенная задача, может шлейфом тянуться на всю жизнь, особенно это касается историй с травлей в школе.

Кроме психолога, Вы можете подсказать своему ребенку, что он может обращаться за помощью к тем взрослым, которым Вы доверяете: близкие друзья, подруги, священник, дальние родственники.

Если подросток пускает в свою душу Вас – то следуйте тем правилам, которые я описала выше, при работе со страхами.

Чем могут обернуться непобеждённые страхи во взрослом возрасте?

Самое травматичное последствие для личности – это переживание насилия всех видов: физического, сексуального, эмоционального. Буллинг (травля в школе) – может быть отнесен и к психологическому насилию, и к физическому насилию. Если последствия физического насилия – Вы как родитель можете заметить, то последствия от психологического насилия – не всегда видны, особенно, если Вы в этом не разбираетесь.

Если страхи стали продолжением какого либо насилия, то последствия очень плачевны: от невозможности качественно устроиться на работу до невозможности создавать семью и долгосрочные отношения.

Самое главное, это то, какие бы страхи не преследовали Вашего ребенка – это все поправимо. Вопрос в том, когда Вы обратитесь за помощью к специалисту.

Вопросы задавала: Юлия Морозова, «АиФ-Ростов», август 2020 года. Данный текст использовался в подготовке выпуска №33 от 2020г.

110