Детские психологические травмы

Ольга Елисеева

Главная > Статьи > Детские психологические травмы

«Мы родом из детства» распространенная фраза из произведения Сент-Экзюпери «Маленький принц». Для психолога, психотерапевта эта фраза обрастает дополнительными смыслами про детские травмы. Слышали про такие?

Для начала расскажу, что я вкладываю в понятие травмы. Травма – это состояние или ситуация, при которой основная потребность не удовлетворяется, из-за крайней нехватки ресурсов. Для наглядности, объясню на примере, как может выглядеть психологическая травма.


Маленький мальчик идет по улице, и видит, как более старшие пацаны издеваются над щеночком дворняжкой. Он очень любит собак, он всегда заботиться о них, а тут у него на глазах причиняют боль беззащитному животному. Первый порыв – это защитить песика! Но тут же он себя останавливает мыслью, что он один и силы будут не равны. Страх сковывает его. Он покорно идет дальше. А в голове так и стоит эта картина. Потребность здесь была – защитить маленького друга. Однако ресурса не хватило: я один, я меньше их по возрасту, я слабый, я не могу их победить, не было достаточно времени для поиска возможности помощи другими средствами. Вот и получилась, история о которой вспоминать тяжело, иногда до слез больно, даже если мальчику уже за 30.


Есть травмы осознанные, которые мы помним, а есть травмы, которые находятся далеко и глубоко в просторах нашей души, они забыты нами. С теми травмами, которые мы помним, есть возможность что-то делать. Например, если Вы осознаете, что, то самое детское воспоминание влияет на сегодняшние выборы и действия, то Вы можете обратиться к специалисту.  Или например, что-то делать с этим: читать книги, говорить об этом , читать истории других людей, как они обходились с таким опытом.

А что делать с теми травмами, которые есть, и они не осознанны? Почему вообще с ними что-то надо делать? «Надо» — не то слово, оно включает в себя идею нужности и необходимости. И тут нужно сделать отступление. Нужно понимать работу незавершенной и непроработанной травмы.

Любая травма – осознанная или неосознанная – влияет на поведение человека, его выборы, решения и реакции. Такие реакции и решения мешают нам строить свою жизнь так, как нам бы хотелось. Не прожитая травма просто не позволит поступить по-новому, по-другому. Там доступен только один способ, только один вариант, страх настолько сковывает, что свободы выбора нет.

А наша жизнь очень разная, ситуации, ресурсы, обстоятельства, окружение меняются каждый день. У «травматика» (так называют человека с не прожитой травмой)  реакция всегда одна. Это все равно, что пытаться передвигаться с костылями и по снегу, и по льду, и по воде, и по асфальту, и по траве в той ситуации, когда эти костыли в принципе не нужны. Они будут мешать, на них будет уходить много сил, они будут утяжелять походку, иногда провоцировать падение, иногда тормозить скорость движения.

А если наступает опасная ситуация,  и логично сбросить балласт и бежать скорее, то  травматик выберет продолжать ковылять на своих «костылях», даже если это будет грозить ему большой опасностью. Опасность он может просто не почувствовать.

В этом и беда. Если Вы близко знакомы с разновидностями последствий травм – то сможете узнать примерно свою травму, узнать по её воздействию на Вас, узнать свои «костыли». Если Вы об этом не задумываетесь, то жизнь будет идти своим чередом, а какие-то неприятности будут продолжать сопровождать Вас. И возможно Вы все же придете к психологу на долгосрочную терапию на тему того, что у Вас в жизни не получается, и вот там у Вас появится возможность встречи со своей травмой.

Обращу внимание, что если травма не осознанная, клиент обращается за помощью не по работе с травмой, а по работе с её следствиями.

Почему травмы прячутся от нас, от нашего осознования, от наших воспоминаний? Напомню, что травма – это состояние или ситуация, при которой основная потребность не удовлетворяется, из-за крайней нехватки ресурсов.

Под ресурсами понимается: вес, рост, возраст, время, познания о жизни, информированность, физические силы, отсутствие поддержки близких, скорость происходящего (например, внезапность), обстоятельства непреодолимой силы (например, стихия, теракт). Если бы ресурс был в достатке – ситуация не стала бы травматичной, то есть потребность бы была удовлетворена. В жизни мы часто сталкиваемся с трудностями, со сложными ситуациями, не все они становятся для нас травмами, а только особенные истории, где не хватило сил, не хватило времени или опыта.

Именно поэтому, большая часть травм приходится на детский период. Потому как, пока мы маленькие – у нас всегда есть недостаток ресурсов. Наш ресурс в одном лице – это наши родители, а они как известно тоже люди, со своими сильными и слабыми сторонами.

Так почему же эти детские травмы прячутся от нашего сознания? Потому, что если мы их помним, значит, мы каким-то образом к этой ситуации относимся, значит, у нас есть некоторый ресурс для осознования, для принятия такого опыта в своей жизни. А вот если этого ресурса нет, то такое воспоминание становится критически разрушительным.

Поэтому если силы и поддержка в дефиците, то травмы уходят в тень. Психика заботиться о себе и о своей сохранности. То, что непереносимо больно, прячется из вида до лучших времен.  Поэтому, бывают ситуации, когда во взрослом (читай «ресурсном» по сравнению с детским периодом) состоянии всплывает в памяти та самая болезненная история.

Или же в работе с психологом, гештальт-терапевтом – всплывает та самая боль (ведь находясь в долгосрочной терапии, человек получает дополнительный, мощный источник поддержки) поэтому что вспомнить её уже не так страшно, человек не один на один со своим бессилием, у него есть на кого опереться. И как раз в процессе терапии есть возможность эту боль разместить, прожить её, узнать о себе, что сегодня ресурс уже есть, либо есть ресурс найти ту самую поддержку.


Важно сказать, что насильно заставить себя прорабатывать травму нельзя. Нельзя потому, что насильно. К проработке травмы необходима готовность. Без внутренней готовности может произойти ретравматизация, то есть повторная травма на основе той первой. Это как содрать корочку на ране раньше времени: и больно, и заново кровь сочится, и новая рана воспринимается больнее и шрам остается больше.


Травмы дело очень деликатное, из-за нехватки ресурсов – травмы воспринимаются как насилие, как то, что человек не хочет, что б с ним происходило. Здесь нужна особая чувствительность  и деликатность терапевта в работе с такими историями.

Время на завершение травмы. Мы все разные, у каждого своя скорость. Предугадать скорость клиента заранее  не возможно. Можно предположить. Но и это предположение не точное. Спешка – не самый хороший признак, ведь спешка это дефицит времени, дефицит ресурса. В ситуации дефицита времени или сил – то, что родилось в дефиците не возможно исправить.

Теперь, Вы знаете, что такое детские психологические травмы, знаете что их можно разделить на осознанные и неосознанные, что чтобы травмы проработать нужно достаточное количество ресурса. Ресурсом для проживания травматичной ситуации может быть практикующий психолог, гештальт-терапевт в силу своей чувствительности, деликатности и сути самого метода гештальт-терапии. Травмы — это не только наша боль, не только грустное воспоминание из детства, это еще и точка развития, точка, где бы становимся сильнее. Помните эту фразу: «Что нас не убивает, то делает сильнее» — вот, это про травмы. Об этом напишу в другой раз.

491